15 мая 2020      12      0

— Да что я помню в шесть то лет?

Михаил Васильевич Б., Кытмановский дом-интернат Алтайского края.

Родился в 1938 году в Минской области Борисовского района, в с. Мулище в многодетной семье .

Окончил пять классов. Служил . Переехал на Алтай. Работал трактористом в совхозе «Кытмановский» . Награжден медалью за освоение Целины.

ИСТОРИЯ, НАПИСАННАЯ ПАМЯТЬЮ.

«- Да что я помню в шесть то лет?» – так ответил на мой вопрос о войне Михаил Васильевич. Но слово за слово и стало вспоминаться былое. Далекое прошлое вырисовывалось в четкие картинки, горькую, но достоверную правду, от которой не уйти и не убежать. И это было его детство……

ПАРТИЗАНЩИНА
В Белоруссии — красивые леса. А в местности, где родился и вырос Михаил хвойные.
Вечнозеленые деревья смешивались как им вздумается с осинками и белоствольными березками, создавая неописуемую красоту летом и осенью.
В некоторых местах лес расступался, образовывая большие и маленькие поляны, а местами – сжимался, превращаясь в непроходимый частокол и бурелом, затаив в себе не только сокровища в виде древесины, разного зверья, ягод и грибов , но и опасные болота.
Зимой ребятня сидела по домам, ожидая начала весны, когда можно было пускать по ручьям кораблики и с наступлением настоящих жарких дней бегать босиком с друзьями по улицам и закоулкам.

Никто и не думал тогда, что начнется война, выбившая из привычной жизни все население огромной страны….

В 42ом на фронт ушел отец, кормилец и глава, оставив жене , пожилому отцу с матерью девять детей. Он так и не вернулся. Никакой весточки.

Елена Клементьевна, утирая слезы, в тайне от детей, надеялась всю войну, да и после, что он вернется, все ждала. Но на все запросы ответ был один — без вести пропал.
Проклятая война! И память о ней горька!

В Белоруссию вторгся враг, очевидно решив, что его триумф здесь будет скорым. И хотя оставшееся местное население: старики, женщины и дети , покидало дома , уходя в леса , повсюду образовывались партизанские отряды, ведущие непримиримую борьбу с фашистами. Немцы захватили близлежащие села и Мулище не обошли.

О приближении фашистов Елене сообщили партизаны .Они как могли , старались доказать упрямым сельчанам, не желающим покидать свои дома, что враги никого не пощадят, независимо от того –будешь ты их кормить или нет .А кормить их придется.
И поить придется, и услуживать им сквозь слезы и ненависть – придется.

Некоторые остались, но большинство успело уйти. Уходили в лес, взяв с собой самое необходимое. Летнее время способствовало выживанию. Люди знали это и надеялись на лучшее. Они шли под защиту родного края, под защиту партизан.

Приняв правильное решение, Елена Клементьевна стремилась сохранить самое ценное в ее жизни –своих детей. Единственная корова в хозяйстве заковыляла следом за обозом, Бабушка с дедушкой прижимали к себе молчаливых детей, старшие осознавали происходящее, а младшие воспринимали этот поход по-своему….

Под лесными кронами , не избалованные излишеством, сельские жители построили себе шалаши. Началось тяжелое время интервенции. Жизнь в лесу с партизанами ,врезалась в память маленького Миши четким рубцом…

ЭТО НЕ НАШ, ЭТО ПРЕДАТЕЛЬ!

По-русски немцы говорили плохо, зато русские знали значение четкого и раздраженного-Ахтунг, Ахтунг! Нахт Арбайт! Дас ист партизанен!, а ругательство-Русиш швайн! -регулярно звучало в адрес несчастных жителей, оставшихся в селе.
Присутствие ненавистных врагов, позволяющих себе все что хочется, давило на психику ,многие не выдерживали и сопротивляясь , попадали под пули, под удары немецких сапог. Чтобы не испытывать всего этого нашлись те, чей страх подавил все остальные чувства –надзиратели из народа –попросту .полицаи. Они стали «гадить» своим же. Выдавать семьи партизан, избивать провинившихся , отбирать последние припасы.

В отличие от немцев, они кроме ненависти приобрели всеобщее презрение. На них не хотели смотреть, плевали в их сторону и даже одерживали победу, сопротивляясь духом сламывали дрожащую наглость бесстыжих прихвостней.
Команду полицаев никто не исполнял сразу, отчего те повышали голос, истошно переходя на крик.

Брат Михаила, Николай , сухощавый подтянутый подросток, однажды спас летчиков, с подбитого немцами самолета. Он нашел трех еще живых летчиков в лесу, принес подушки и подложив под раненых срочно сообщил товарищам. Затем он вместе с другими увозил их в другую деревню, туда где располагалась медсанчасть.

Наконец наступил долгожданный переломный момент , наши войска стали наступать, немцы- тякать, а партизаны подгонять.

Мулищам повезло, немцы бежали из села, не тронув дома и людей, а вот соседнюю деревню сожгли полностью, вместе с населением, закрыв их в домах. Остались от дворов одни печи.

Полицаи, брошенные на произвол судьбы, принимали срочные решения — быть до конца преданными «Новой власти» или затаиться до лучших времен.

Что сельчане их не примут — это они знали наверняка, а пока партизаны не вернулись, многие халуи бродили в поисках пищи и одежды, насильно отбирая необходимое у стариков и детей.

Один из таких полицаев зашел в дом, где у сирот оставался один единственный гусак и выволок того из сарая, но девочка лет десяти выхватила гусака у проходимца.
-Не трожь гуся!
-Отдай! Убью!
— Убивай , не отдам! –девочка, имея большую чем у мужчины сноровку, ловко выскочила за калитку, и крепко прижимая к себе гогочущую птицу, скрылась за поворотом.

Некоторые полицаи услуживали фашистам даже во время отступления.

Мулищинский пастух выгнал коров пастись, .расположившись в лесу на поляне, сам под дубом костерок зажег картошку испечь. Полян больших в лесу было наперечет, о них наверно и скотинка знала , пригоняли в общее немногочисленное стадо и тех, что были у партизан. Буренка
кормившая молоком , не только семью маленького Миши, но и нуждающихся беглецов, осмелев, прибрела на поляну и мирно паслась вместе с остальными животными.

Но тут вдруг подъехали полицаи и погнали табун для немцев, осевших где то километров за сорок. Пастуху удалось уйти, .он прибыл к партизанам и сообщил о происшествии. Перехват удался. Полицаев постреляли, а вот стадо разбежалось, испугавшись стрельбы.
Долго его потом собирали по лесу.
Миша помнил, как мать почти месяц искала корову и привела ее аж с другого села. Пришла туда , стала спрашивать , нет ли у кого приблудшей буренки, оказалось-есть у одних, пришлая. И только Елена вошла во двор, как корова ее узнала и стала лизать. Пробыла семья в лесу до холодов, потом вернулась в родной дом.

Люди, потихонечку занимали брошенные деревни.

Но один случай запомнили пожалуй однозначно. История о семейной драме разыгралась на виду у здешних ребятишек. Потом о ней долго говорили, воссоздавая подробности, а было это так….

РАССТРЕЛ У КАМНЯ

У матери Михаила Васильевича было два сына. Никита и Степан. Оба –молоды и красивые , оба-надежда и опора, да только война сделала свое дело-разлучила их.
Один ушел в партизаны. Другой стал надзирателем полицаем .Он прятал глаза от матери, сознавая тяжесть своего предательства. Потом все реже и реже стал приходить к ней, проклятый сельчанами, примерно исполняя свои черные дела, постепенно заглушая в себе чувство совести.
Но мать любила его, несмотря ни на что, надеясь, что он покается перед Богом и людьми и его простят… Но предателям пощады не было.

Когда выбили из района немцев Никита не пошел с ними. Он прятался в родной для него местности. и его все больше и больше стало тянуть домой. Он даже радовался , что все закончилось, но страх за свое будущее все чаще посещал его. Оборванный и голодный он скитался по амбарам, прячась от людских глаз. Однажды он решился и зашел к матери поесть.
— Ну здравствуй мать,-сказал он, глухо закрыв за собой дверь. Дай что поесть.
-Никита!-всплеснула мать руками, не зная, как относиться к такому визиту.
Гнать не стала, спешно и молча собрала на стол.
Темный вчерашний хлеб, картошка, капуста с сочным рассольчиком, показались Никите самой вкусной пищей, какую он ел за неделю.

— Мать, -, вдруг сказал он в наступившей тишине, немного насытившись. Он взял ее руку, вытиравшую разлитый в спешке квас.
–Мать , прости меня если сможешь…

-Ой сынок! что же ты натворил! Как же теперь быть! Иди, сдайся власти.

-Нет, так и так расстрел.- Никита взял ложкой капусты, и разжевав хлеба хотел закусить, как вдруг дверь открылась и вошел Степан.

-Ага ,Вот так встреча! — с насмешкой и уверенностью хозяина сказал Степан,
-Вот ты и попался. Он вскинул ружье , висевшее за плечом:
-Встать! Ану вставай! Не ожидал тебя здесь увидеть. сколько захаживал, а про тебя думал, что уж нет тебя больше. Лучше б и не было.

-Степан…-Никита ощутил дрожь в теле. Оружия с ним не было -спрятал в лесу.

-Встать я сказал, Ану пошли., Выходи говорю!

-Что ты надумал сынок!-всполошилась мать.

-Не лезь, и не выходи даже. Поговорить мы. Мужской разговор .Не бойся мама. Поговорим и все.

Но разговора не случилось. Как только вышли, Степан ткнул стволом ружья своего брата в спину.:
—Пошел, холодно сказал он. Иди, иди фашистский прихвостень.,- и повел его к камню, тому самому, где как раз в эту пору играл Мишка с друзьями, спрыгивая с него и наперегонки забираясь снова. Завидев издали идущих, мальчишки спрятались , наблюдая из укрытий, как два человека подошли к гладкому, словно лысина камню.

-Развернись, смотри смерти в лицо!- без сожаления в голосе произнес Степан.

Никита не сопротивлялся .Он окинул округу надменным взглядом, сплюнул в сторону брата.

-За погибших товарищей, за сгоревших женщин и детей, за подлую твою душу и предательство.

Слеза заблестела в глазах Никиты.. Он стал вспоминать свое детство.., но раздался выстрел……

Мальчишки вздрогнули, холодок пробежал по их спинам. Они увидели, как к камню, запинаясь , и шатаясь словно пьяная идет женщина. Бледная, и изнеможденная от бега
вся в слезах, что то пытаясь объяснить всхлипывая и почти рыча. Вдруг, увидев труп младшего сына она истошно закричала кидаясь на Степана!

-Сынок! Ооой! Зачем братца убил! Родного братца своего! Ой, я ж то думала…

— Он не наш, он — предатель.

Долго сидели мальчишки в засаде. Они видели , как Степан с хмурым лицом увел рыдающую мать, не дав ей даже подойти к лежащему у камня телу. Спустя некоторое время, собираясь расходиться, они заметили партизан с лопатами, подошедших к застреленному полицаю. Взяв под руки, они уволокли его немного подальше, вырыли
неглубокую яму и бросив туда, засыпали мелким камнем. Так никчемно закончил свою жизнь Никита, который до войны любовь свою встретил –девушку Полину , сразу же ушедшую на фронт медсестрой , и погибшую в первый же год . Только он об этом не знал.

ЗАКАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ

Прошло время. Жители Мулище вернулись в свои дома.
Потихоньку жизнь налаживалась.
Когда закончилась война , стали восстанавливать и организовывать колхозы. Мать Михаила Васильевича пошла работать дояркой. Старшие дети помогали колхозникам.

В селе открылась школа.
Большой деревянный дом подлатали, сменили крышу и довольные ребятишки наконец то пошли учиться.

Учителем был фронтовик. Он участвовал в войне. Старался как мог загладить в памяти детей пережитые впечатления.
Но не все могли быстро адаптироваться. Многие вздрагивали на уроках, некоторые спали.
А Мише вообще было не до учебы. Он учился неохотно, отставал по успеваемости.

В основном постоянно хотел кушать. Получит двойку, учитель его оставляет после уроков.
Кое- как высидит Миша это мучение и домой! -там мать картошку натрет, похлебку с нее сварит-вот пока и вся еда! И работать!-помогать по хозяйству.

А брат Николай с этим учителем дружил. Друзья были хорошие. Вот однажды пришли они вдвоем, а Миша дрова колет.
По мужицки, вытирая пот рукавом, стоя спиной к ним, он
ворочал большие чурки и долго бил по ним полуржавым топором.

Тут вдруг учитель подошел к нему, забрал топор и стал колоть дрова…

Больше он Мишу после уроков не оставлял. Так как-то пытался его поддержать, подсказать. Понимал все.

Тогда многие понимали других, потому что сами испытали, сами видели то, чего забыть было невозможно …
Глаза Михаила Васильевича стали какими то мутными, словно он искал ту самую слезу. которая сквозь годы проступает в глазах редеющих ветеранов. Вздохнул.

Я поняла, что разговор закончен.

Люди, закаленные войной, поднимали всю страну. Как они могли, испытав страдания и голод продолжать работать изо всех сил, не умея лукавить, притворяться и злиться на жизнь.
Они ценили это великое сокровище – ЖИЗНЬ, и как никто другой знали эту цену.

Люди, еще живущие среди нас-поколение, закаленное войной.

___________________________________________________________

Выражаем благодарность культоргу Кытмановского дома-интерната Пажитневой Галине Николаевне за записанную историю Михаила Васильевича.

Вдержки из фотохроники наших визитов в домик, где проживает Михаил Васильевич.

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Изображение

Надежда Постникова,
Региональный координатор
благотворительного фонда
"Старость в радость"
в Алтайском крае
+79230065688
E-mail: starikam.altai@gmail.com

Присоединяйтесь к нам в соц. сетях!
Последние публикации
Рубрики
Хэштеги

© 2020 starikam-altai.ru · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru